06.02.2018     0
 

Фаэтон, мифические персонажи Греции.


Фаэтон был сыном блистающего ярким венцом света бога Солнца Гелиоса. Матушкой была нимфа Климена, известная своей чрезмерной высокомерностью и большей любовью к сыну, чем дочерям, сестрам Фаэтона. С детства она напоминала Фаэтону о его великом отце, дающего благо и тепло людям.

Фаэтон, мифические персонажи Греции

Фаэтон, мифические персонажи древней Греции

Каждый день Гелиос поднимается из океанских вод в голубое небо, чтобы с помощью солнечной колесницы с четверкой огненных коней щедро раздать миру свет, лишь вечером уходя на покой в воды Океана.

«Если бы ты видел отца, милый сын, — говорила Климена, — он такой статный и красивый. Ни у кого из твоих друзей, с кем ты играешь, нет такого отца, как у тебя. Их отцы — обычные смертные люди, а твой отец — красивейший из богов. У него огненные глаза, золотые волосы, а на голове — сияющая корона из ослепительных солнечных лучей.

Каждый вечер он склоняется на западе к водам Океана, садится в золотую лодку и плывет на восток, где у него великолепный дворец. Когда Гелиос показал мне свое жилище, я была потрясена его богатством и роскошью. У меня просто слов нет, чтобы описать тебе его красоту».

В таком духе рассказывала Климена сыну о его отце. И не приходится удивляться, что мальчик рос высокомерным гордецом. С каждым годом становился он все надменнее и горделивее, и наконец исполнилось ему двадцать лет.

Вырос Фаэтон красивым и стройным юношей, но высокомерия не убавилось, и приятелям это было не по душе. Однажды, когда Фаэтон вновь начал заносчиво говорить о себе и величии отца бога Солнца, они воспротивились:

«Ты глупец, Фаэтон, веришь, россказням своей матери, думаешь, что она говорит правду, когда начинает плести байки о твоем отце. Ты такой же, как и мы». После этого молодые люди перестали обращать на молодого мужчину внимание.

Фаэтон покраснел, с трудом подавил в себе гнев, поскольку вспыльчив был и горяч. Отправился тотчас домой пожаловаться матери на причиненную ему обиду. Всхлипывая, так как гнев на приятелей и жалость к себе переполняли его сердце, он склонил голову матери на грудь, обхватил руками ее шею и горько заплакал.

«Самое мучительное для меня, что должен молча сносить такие оскорбления. Как я могу поставить их на место, как могу доказать что я говорю правду, не имея доказательств?! Поклянись, что бог Солнца — мой отец, дай очевидные для всех доказательства». Лицо Климены исказили возмущение, смятение и даже гнев. «Так ты обвиняешь меня в лукавстве? Ты не веришь мне, но слушаешь базарные разговоры?»

ПУТЕШЕСТВИЕ ФАЭТОНА.

Все жалостнее и жалостнее рыдал Фаэтон. Не выдержала Климена, и отстранив его от себя, простерла руки вверх, устремила взор на сияющее Солнце и произнесла: «Клянусь тебе, сын, при твоем отце, который все видит и слышит, и сейчас смотрит на нас, клянусь тебе, что ты действительно его сын. И если я сказала неправду, пусть никогда больше его не увижу, пусть светит Солнце для меня сегодня последний раз».

«Хорошо, мама — промолвил Фаэтон, — я тебе верю. Но дай мне возможность посетить отца, я хочу навестить его. Хочу получить от него какое-нибудь явное и видимое всем доказательство, которое мог бы предъявить своим приятелям, иначе опять они будут надо мной насмехаться. Вот почему я хочу пойти к отцу.

Коль хочешь проведать его, милый сын, то это нетрудно сделать, — успокоила его Климена. — Дорога такая, что не заблудишься.

Но помни мой рассказ о том, откуда он выезжает на своей колеснице. Будешь идти все время на восток, через Азию до Индии. Там, на краю света, есть высокая скала. На ней стоит золотой замок твоего отца. Ты сразу его узнаешь. Не хочется отпускать тебя в такое далекое путешествие, но делать нечего, иди. Буду в мыслях все время с тобой, возвращайся поскорей в добром здравии.

Услышав все это, Фаэтон подпрыгнул от радости, попрощался с матерью и сестрами и отправился в путь. Мысленно он уже находился в небесных просторах. Ах, как это будет прекрасно — быть у отца, и смотреть сверху вниз на тех, кто не верил и оскорблял его.

Он шел много дней, не чувствуя усталости, пока не пришел, наконец, в красивую местность, где был край света. Утренний туман постепенно рассеялся, и Фаэтон увидел золотой замок на скале. — Наконец-то, я увижу отца, испрошу позволения управлять огненной колесницей.

Весь дворец украшенный великим Гефестом переливался в золотых лучах Солнца. Но вбежавший во дворец в сильнейшем возбуждении Фаэтон не смог приблизиться к сияющему богу. Не выдерживали глаза простого смертного силы льющегося света, настолько ярок был идущий от венца Гелиоса свет.

Увидел Гелиос сына, обрадовался: проходи сын мой, поведай о своих печалях, чело твою юное омрачивших. — О, свет всего мира, о, отец, Гелиос! Да смею ли я величать тебя отцом? — вскричал Фаэтон. — Можешь ли ты мне дать доказательство слов матери, что ты отец мой? Молю тебя разрушь мои сомненья.

Снял бог Солнца после этих слов лучезарный венец, прижал к себе Фаэтона, и уверил: — Да, ты — мой сын и в этом нет сомнений. Правду говорила тебе твоя мать, Климена. А чтобы не было у тебя сомнений, клянусь водами священной реки Стикса, я выполню любое твоё желание.
(продолжение истории: Падение Фаэтона и молнии Зевса)


Другие новости из Сети;

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

новости от партнеров;