06.02.2018     0
 

Мифические персонажи: Падение Фаэтона.


Оглянись вокруг, Фаэтон, окинь взором свет и выбери все что только пожелаешь, из самых желанных сокровищ неба, земли и моря. Ни в чем тебе не откажу. Но твоё желание — это не дар отца. Это смерть от отцовской руки (читайте начало легенды о Фаэтоне).

Катастрофа и падение Фаэтона

Катастрофа и падение Фаэтона


Фаэтон слушает отца и все крепче обнимает его за шею. И в этом объятии — немая просьба. Не отступает он от своего желания. Чувствует это Гелиос, гладит сына по голове дрожащей рукой и успокаивает его: Не бойся, должен я выполнить то, что обещал. Ведь я поклялся водами Стикса, а боги не могут нарушить эту клятву. Но ты можешь проявить разум и изменить свое желание. Послушайся меня сынок, еще есть время.

Не передумал Фаэтон, не высказал другого желания. Стоит на своем. Не может дождаться, когда усядется в колесницу отца и просьба его будет удовлетворена. Наконец-то теперь Фаэтон всем докажет свое великое происхождение. Тяжко Гелиосу, грустно смотреть на сына. Но что поделаешь? Берет его за руку, и они вместе идут к высокой золотой повозке — грандиозному творению самого Гефеста. Вся колесница золоченая, лишь серебряные спицы в колесах. Сбруя украшена драгоценными каменьями, на которых играет сила солнечных лучей.

Замирает в изумлении Фаэтон, пораженный красотой колесницы и не в силах оторвать глаз от великолепия. А меж тем время ночи истекает. Бледнеют звезды на небе, Эос открывает ворота и все вокруг розовеет.

Звезды гаснут, уже загорается утренняя заря, пока еще бледная и слабая она уже дает начало новому дню и вытесняет ночь.

Увидел все это бог Солнца, поручил богиням Времени запрягать коней огненных в колесницу. Тотчас же они принялись за работу. Из высоких стойл ведут коней крылатых, сильных да хорошо отдохнувших. Вздрогнул здесь Фаэтон от сомнения, увидев пламя, бьющее из ноздрей коней могучих.

ФАЭТОН — ОГНЕННАЯ КОЛЕСНИЦА ГЕЛИОСА.

Но уже подходит к нему отец, берет у одной из богинь волшебную мазь, натирает сыну лицо и лоб, чтобы мог он терпеть огненный жар. Надевает ему на голову корону из солнечных лучей и горестно вздыхает. Чувствует Гелиос печальный конец, но поздно уже отступаться от клятвы опрометчиво данной. Тверд в своем желании Фаэтон, и дает Гелиос последние наставления.

«Крепче держи поводья и не смей подгонять коней бичом. Летят они как молния, так что лучше придерживай их да усмиряй. Держись все время середины дороги. Не приближайся ни к Северному, ни к Южному полюсу. Ты увидишь проложенный мною путь. Если собьешься с него, плохо будет. Высоко поднимешься небо сожжешь, низко опустишься землю сожжешь. Держись середины — это самый надежный путь. Во всем остальном положись на удачу, которая охраняет и заботится о тебе лучше, чем ты сам заботишься о себе».

Сжалось сердце отца, как подумал он, к какому пути готовится Фаэтон. Но тянуть с выездом дальше нельзя — ночь завершалась. «Бери поводья, Фаэтон — удрученно проговорил Гелиос, — ты еще можешь отступиться от своего замысла. Послушайся слов моих, откажись от желания честолюбивого. Пока не взошел на колесницу, пока стоишь на твердой земле — подумай, ибо истекает последнее мгновение. «Оставь мое дело мне — я принесу на землю свет и тепло. Ты же стой и смотри. Будь разумным, Фаэтон. Не входи!..»

ПАДЕНИЕ ФАЭТОНА.

Не договорил Гелиос, не произнес последнего предостережения. Фаэтон легко вскочил в колесницу, и радостно взял в руки поводья. Наконец-то его желание исполнилось! Стоит он в колеснице, и приветственно машет рукой. Прячет Гелиос лицо в ладонях, чувствует сердцем беду неминучую.

Вскинулись кони небесные, ударили копытами по задвижке ворот замковых. Открыла богиня морская перед конями небесный простор. Во весь дух взметнулись кони разгоняя ночной туман крыльями расправленными.

Кони летят, летят и чувствуют, что колесница не такая тяжелая, как обычно, и что поводья держит рука менее крепкая, чем прежде. И смотрите! Колесница поднимается и опускается, словно пустой корабль на морских волнах. Она то взлетает вверх, то стремглав низвергается вниз, как будто совсем пустая. Кони продолжают мчать, но уже не по наезженной дороге, а куда хотят.

Напугался Фаэтон понимая свою беспомощность, не знает, как управляться с поводьями. А хотя бы и знал, не смог бы подчинить себе колесницу небесную нет той силы как в руках отцовских. Посмотрел Фаэтон вниз, где в глубине неоглядной простирается под ним Земля. Сильных страх одолевает Фаэтона подгибая колени. Шатается он, ослепленный солнечным жаром, нетвердо стоя в колеснице. Удивительно, как до сих пор еще не упал.

Горько сожалеет Фаэтон о своем честолюбии. Лучше бы нога его вообще не ступала в отцовскую колесницу! Лучше бы отцом его был обычный смертный человек! Что от того, что теперь он имеет доказательства своего божественного происхождения! А солнечная колесница все летит и летит, мчится без остановки по небосводу.

Отклонилась небесная колесница с безопасного пути в руках неопытного Фаэтона. Приблизились она к Земле опалив планету огненным жаром. Воспылала Земля, вскричала увидев беду Гея и взмолилась к Зевсу. Громом небесным раздался голос могучего Зевса, сразившего гордеца молнией … рухнул сраженный Фаэтон в Эридан. А чтобы потушить Землю огнем объятую Зевсу пришлось напустить воды Вселенского потопа, погубившие многих смертных обитателей планеты.

С той самой поры крушения стал Фаэтон звездой небесной, а колесница отцова и сейчас хранится в Коринфе, поддерживая печальную историю гордыни. Сестрицы Фаэтона, гелиады, безутешно оплакивая погибшего брата на берегах Эридана, были обращены в тополи, а слезы девичьи в янтарь.


Другие новости из Сети;

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

новости от партнеров;